Игры с языком

Иногда, говоря на польском, как и на других языках, мы сталкиваемся с фразеологизмами, которые вводят в ступор своей непонятностью. Их нельзя перевести дословно, но понимать их смысл нужно. Это – идиомы.
Поломедиа попробует приоткрыть своим читателям смысл некоторых польских идиом, часто или не очень использующихся в поточной речи. Кстати, песни польской эстрады изобилуют идиомами и поговорками, из-за чего прямой перевод бывает затруднительным для понимания. Надеемся, что материал будет полезен всем, кто учит польский как иностранный или вспоминает как родной.

Żarty się skończyły

Это не самое непонятное выражение, потому что фраза «Шутки кончились» понятно в целом всем. Оно несёт в себе что-то предупреждающее и настораживающее само по себе. Есть в нём что-то угрожающее, но это не обязательно так. Но! Как только нам говорят подобное, мы сразу должны быть внимательны – так нам подсказывает подсознание и опыт. Иногда оно может быть использовано не в адрес конкретного человека, а в адрес тех, кто идёт за вами. Типа «господа, шутки кончились, теперь начинается работа». Как на тренировке по борьбе. Всю тренировку спортсмены скакали, бросали друг друга, делали мосты и зацепы – все устали и вымотались, а к концу тренер говорит, «panowie, żarty się skończyły, teraz dopiero zaczynamy trening». То есть не то чтобы они до этого шутили, но теперь понятно, что сейчас будет ещё труднее, чем было. И это поднимет спортсменов на новый уровень.

«Bez pracy nie ma kołaczy»

«Без труда нет калачей» – то же, что и «Без труда не выловишь рыбку из пруда». Что такое калачи, в современной Польше помнят с трудом. А точнее, сейчас, при всём обилии пищи, а особенно выпечки, трудно себе представить, чем калач был так заманчив и почему на него нужно было так тяжело зарабатывать. Потому как калач был дорог в сравнении с обычным хлебом. А ещё был вкусен и, вероятно, сладок, или казался таковым. Репа тоже казалась сладкой. Представьте тогда, каким сладким был хлеб из подовой муки. Это как скушать нарезной батон после того, как всю жизнь до этого ел ржаной хлеб. Но на хлеб нужно было заработать. Сам хлеб ассоциировался с работой. Хлеб нужно было посеять, взрастить, сжать, связать, перевезти, смолотить, свезти на мельницу, смолоть, свезти домой, поставить опару, замесить тесто, растопить печь и только потом напечь хлеба. Вот сколько работы. А калач был сложнее в производстве, чем деревенский хлеб муки грубого помола. А тем, кто не работал и «получал калачи», били уготованы осуждающие тычки, мол «bez pracy ma kołacze». Это как фраза из фильма «Кто не работает – тот ест!». Так быть, разумеется, не должно. Это нарушение природного баланса. Баланса служения обществу. Кто отдаёт обществу, имеет право получить столько же и даже с процентом. Кто не дал ничего, должен иметь право голодать и по идее должен голодать. Те, кто не голодал, а исхитрялся получать «калачи» из воздуха, существовали всегда. Таких осуждали, а не восторгались ими, как это часто делают сейчас. Но большинство людей всё же ежедневно сталкиваются с фактом, что «bez pracy nie ma kołaczy».

«Teraz Polska»

«Теперь Польша». Начало девяностых годов XX века. На Всемирной выставке в Севилье слоган этот был лозунгом польской продукции и призван был подчеркнуть польское происхождение товаров. Ставка была сделана на качество продукции. Вероятно, что на новое качество, так как качество некоторых товаров времён ПНР могло удовлетворять не всех и часто становилось предметом иронии. Но после 1989 года многое изменилось и довольно быстро. Открытый рынок и возможность закупки оборудования и сырья, а также технологий за рубежом вкупе с традиционной для поляков ответственностью в производстве дали возможность резко повысить качество предлагаемой продукции. Поэтому сочетание это пришлось в пору. «Теперь», или «Сейчас» – это как раз точка между прошлым и будущим. Некоторые считают эту величину – величину «настоящего» – аморфной. Другие же уверены во мнении, что сейчас – константа. То есть «теперь» – это всегда. Или навсегда. Теперь – это не только пространственно-временное определение, но вместе с тем это может быть призывом к действию. Когда мы долго выжидали момента, а потом нам говорят: «Теперь!» или «Сейчас!» – это знак, что теперь пришло наше время совершать те или иные действия. Это как команда «Начали!» или «Марш!». То есть это действие, время которому пришло здесь и сейчас, в тот самый момент – теперь.
А теперь к Польше. Почему Польша – теперь. Потому, что до этого – какие-то другие страны. Япония, Канада, Германия, Англия – вот и пришло время Польши. Мы, поляки, долго этого момента ждали – и вот он пришёл. Теперь наши польские товары по достоинству может оценить весь мир. Тот самый момент настал. Мы с гордостью представляем то, на что способны, потому что мы можем это предложить. Раньше то же представляли другие страны, теперь и Польша. Выражение это можно услышать и в отношении спорта. Когда есть подозрения, что польская сборная возьмёт реванш, отыграет очки. Как бы ответный шаг Польши на действия соперника. То есть «Teraz Polska» – фраза объединяющая и призывающая к действию. Кстати, на упаковках некоторых товаров народного потребления до сих пор можно увидеть этот слоган. Как и двадцать лет назад, производитель хочет обратить внимание на то, что его товар сделан в Польше и что ему есть чем гордиться. То есть то, что «теперь» – это сейчас, и сейчас не заканчивается – остаётся верным суждением.

«Co dwie głowy, to nie jedna»

«Две головы – не одна». Можно истолковать как «Одна голова – хорошо, а две лучше». Это вовсе не означает, что речь идёт о наличии у кого-то двух голов. Конечно, это иносказательно. Когда мы думаем о чём-то, или решаем, как нам поступить, мы часто сталкиваемся с тем, что мы упёрлись в какой-то невидимый барьер. Решение не приходит, а барьер кажется непреодолимым. Так могут пролететь дни и недели, как вдруг появится некто, кто одним словом укажет нам на решение нашей проблемы. Тогда мы сами удивляемся, как же мы не догадались до столь простого решения. Вот тогда-то и оказывается, что «две головы лучше». Ведь кто-то увидел решение. Но без нашего тупика не было бы и решения, ведь человек посмотрел та тупик со своей стороны и сверил наши мысли со своими. Чья голова тут важнее, понять сложно, ведь без одной из них не хватало бы или отправной точки, или решения, а значит, самой ситуации, в которой нужны были бы две головы, не произошло. А так она произошла и, найдя таким образом выход, мы понимаем, что «Co dwie głowy to nie jedna».

«Żeby kózka nie skakała, to by nóżki nie złamała»

«Если б козочка не скакала, ножку бы не сломала». Здесь «żeby» не выступает в роли «чтобы», только в роли «если бы». То есть здесь усматривается развёрнутая причинно-следственная связь «скакала – сломала». Не скакала бы – не сломала бы. Отсюда и рифма, как бы более адресованная детям. Если ты ушибся, а тебя предупреждали, чтобы ты не скакал, что ушибёшься, то и не жалуйся, что в итоге ушибся. Почему коза? Коза ассоциируется с прыжками – «поднять к небу глаза и запрыгать, как коза» – как учил герой М.Пуговкина в фильме «Свадьба в Малиновке» свою подопечную «фрау-мадам». «Скачет как коза» или как козёл – в зависимости от пола скачущего – говорим или думаем мы, если видим кого-то, кто и впрямь скачет или вертляво себя ведёт, не в силах сидеть на месте. Также мы это применяем и к себе – «я пока дошла, по колдобинам как коза скакала. Пока скакала, каблук сломала». Скакала – сломала. Вот такая причинно-следственная связь. Есть причина – есть следствие.

«Coś tu nie gra»

Речь конечно не о том, что что-то тут не играет в проигрывателе или не идёт фильм, включенный на DVD или на компьютере. Не играет – не клеится. Что-то тут не клеится, что-то не так. То есть идёт не так, как мы предполагали, что будет идти или как должно было идти. Мы так это «склеили» из образов в своём сознании. Пытаемся склеить и во плоти, но вот не клеится. Gra – то есть подходит, а не «играет». Или так. Если это играет – хорошо, не играет – плохо. Не играет – не подходит. То есть если оно nie gra – это нам не нравится. Вопрос – что именно. Именно этого мы не знаем. Нам в общем не нравится ситуация, в которой что-то идёт не так. Мы задаёмся вопросом – что? И если мы находим это что-то и нам удаётся это исправить, мы исправляем и когда понимаем, что это заработало так, как надо, говорим – Gra! (Играет, работает, или просто – всё так, как должно быть). И ели не работает – nie gra. Совсем упадническим будет утверждение, что, мол, всё не так – nic nie gra, или wszystko nie gra. Но в этом случае мы как бы безоружны, беспомощны. Нам самим гораздо легче становится, когда мы осознаём, что не клеится лишь что-то, что в теории можно исправить чем, что не клеится всё, а значит – летит в тартарары, а нам остаётся лишь безучастно наблюдать. Когда coś nie gra – значит, выход есть и это должно побуждать нас к действию.

«Rybka lubi pływać»

«Рыбка любит плавать». А вот как раз и пример из эстрады. Группа Piersi имеет в своём репертуаре песню «07, zgłoś się!». Название песни постоянно повторяется в припеве, а за этим следуют слова «Tu rybka lubi pływać» – об чём речь, собственно? Смысл слов тут двоякий. Первое, что приходит в голову старшему поколению поляков, это сериал о непобедимом агенте милиции с позывным «Доложи, 07» как противопоставление «западному» Джеймсу Бонду, агенту 007. Второе – это уже из-за приставленной рыбки, которая любит плавать, – бутылка спиртного объёмом 0.7 литра. Эх, как бы неуклюже и даже отталкивающе выглядело бы, если бы вместо «бутылки спиртного» было написано «бутылка водки», хотя речь как раз о ней. Нам часто приятнее слышать уменьшительно-ласкательную форму, оттого водка из отталкивающей быстро становится приятной, достаточно изменить окончание – водочка. Если нам предложат выпить водки, закусить это хлебом с маслом, да ещё и рыбой, вряд ли у нас выступит слюна от желания испробовать на себе сию гастрономическую комбинацию. Но вот если прозвучит предложение выпить водочки, закусив её хлебушком с маслицем, да ещё и рыбкой солёненькой, селёдочой или сёмужкой – вот это другое дело. Аппетитно. Но рыбке нужно плавать. Рыбке нужна жидкость. Это игра слов. Ясно, что рыбка, которую нам подали в ресторане, уже не плавает. Но тогда и официанту, которому вы скажете, что «rybka lubi pływać», не составит труда догадаться, что вам нужно принести водочки, или коньячку….

«Baba z wozu, koniom lżej»

«Баба с возу, кобыле легче» – употребляется в смысле схожем с тем, что имеет место в русском языке. С той только разницей, что в русском легче кобыле, а в польском легче коням. Суть этого шовинистического, по нынешним меркам, выражения сводится к избавлению от чего-то, что нас тяготило. Тяготит ли нас баба — вопрос второй. Она здесь символ. Символ обобщённый. Как известно, в не столь отдалённые от нас времена женщина играла в патриархальном обществе совершенно иную роль, нежели сейчас. Место ей было отведено второстепенное, и если в высшем обществе, из вежливости и следуя воспитанию, к дамам следовало хотя бы на людях относиться с уважением и нарочитым почтением, то в простолюдинской среде ситуация выглядела совсем иначе. Мужик не мог перед другими мужиками показать, что он бабу слушает, а тем более — что он её слушается. Баба, она в общем-то и не нужна в мужицком обществе, а уж если она в город или на базар навязалась, да и на телегу взобралась, то это только телегу утяжеляет. И без бабы на базаре есть чем заняться, а она будет там по своим бабским делам ходить. Навязалась, время будет тратить, деньги транжирить, разговоры разговаривать, да ещё поучать перед другими, не приведи бог – вот обуза-то навалилась. Слезай-ка, баба, с возу и иди рядом, пешком, раз навязалась, хоть кобыле легче будет. Но здесь думается, что забота о животном — это явление позднее. Скорее всего, на первом месте раньше была практичность, а значит – телега. Гуманизм к животным – явление не такое древнее, как это выражение. Как и гуманизм мужиков к бабам. Хорошо, что мир не стоит на месте.

«Przyjdzie koza do woza»

«Придёт коза до воза», или вернее к возу. А зачем? Да зачем бы не пришла, теперь она это не получит. «Ну ты у меня ещё попросишь хлебушка», можно и такой фразой охарактеризовать происходящее. Кто-то нас обидел, мы затаиваем обиду и говорим – или думаем – «Ладно, ладно! Ну, погоди! Ты у меня ещё попляшешь!». И если последнее звучит как угроза – «попляшешь!» – то есть это мы его насильно заставим раскаиваться, то в случае с козой, которая направляется к возу, это уже не воз, а сама коза виновата. А причём тут коза и воз? Коза шла и наткнулась на воз с сеном. Могла обойти, но её козий нрав не дал ей этого сделать. Она начала воз бодать, опрокинула, сено и высыпалось. В следующий раз сена в нём уже нет, но виновата коза. Воз тут ни при чём, он козу не наказывал, наказала она себя сама. Это как холодная месть. Не мы мстим, сама судьба восстанавливает справедливость на нашей стороне.

Cukier krzepi

«Сахар укрепляет». Эта фраза родилась в 30-х годах XX века и была рекламным слоганом Союза производителей сахара в Польше. Слоган можно считать одним из самых удачных рекламных слоганов вообще, учитывая его краткость и ёмкость. Содержащиеся в нём ассоциации делают его почти магическим. Тут и сладость, учитывая такое же короткое Cud-Miód (Чудо-Мёд – тут лишь дословный перевод, так как cud-miód – само по себе является идиомой) и ассоциация мёда и сладости вообще с чем-то приятным – из детства. Большинство детей любит сладкое. Также и женщины любят полакомиться сладким, то есть запускаются сразу две ассоциации – детство и общество прекрасных дам. Действует безотказно. Дамы думают о детях и о сладком, дети просто о сладком, мужчины думают о дамах, детях от дам и, наконец, о сладком. Красота. Тут и крепость – «krzepi». Вот даже не «wzmacnia», что тоже укрепляет, а крепит, в смысле делает крепче. То есть ты не тот, кто нуждается в укреплении, не слабак. Нет! Ты сильный, но сахар сделает тебя ещё сильнее, он ещё более укрепит тебя, так как он — то, что укрепляет. То есть во втором слове угадывается мужское начало – сила, выносливость, мощь, защита. Удалая силушка богатырская. Так слоган «Cukier krzepi» бьёт во все целевые аудитории. Употребляется, кода нам нужно прорекламировать своё кулинарное чудо, так как слоган этот сам собой есть квинтэссенция удачности, а также подбодрить себя в каком-то деле. Хотя применений выражению можно найти массу. В мужской части общества, когда разговор за столом затянулся, кто-то может напомнить про давно не поднимаемые бокалы именно этим выражением «Cukier krzepi», на что ответом ему последует – «Wódka lepiej»!
Безусловно, это лишь малая часть идиом существующих в польском языке. Мы привели лишь некоторые. Со временем мы продолжим пополнять наши материалы подобными этому, так как находим эту игру языка увлекательной. Тем более что идиомы и поговорки делают любой язык живым, добавляют ему красок. Не говоря уже о том, сколько смыслов можно передать, пользуясь короткой, но ёмкой фразой.